Особенности жизненной перспективы и мотивации к самореализации у подростков из социально неблагополучных семей

дипломная работа

1.1 Общая характеристика подросткового возраста

Психологическое содержание подросткового возраста до сих пор остается предметом дискуссий отечественных психологов. Несмотря на большое количество исследований в этой области, наука пока не пришла к единой точки зрения на вопросы: что является ведущей деятельностью в этом возрасте, каково центральное новообразование исследуемого возраста, каковы границы возраста, к какому периоду - критическому или стабильном - он относится. Исследователи подросткового возраста объясняют подобную неопределенность исторической и социальной обусловленностью развития личности, которая является причиной отсутствия стабильных границ подросткового возраста.

Связь культурно-исторической ситуации с границами подросткового возраста хорошо проиллюстрирована в работе Н.Н. Толстых, которая изучала отношение подростков к будущему. "В России за короткий исторический период произошли глубокие изменения в разных сферах жизни, которые оказали влияние на развивающуюся личность. В результате на глазах одного поколения проявлялись существенные изменения общей направленности личности подростка…" [39]. Сопоставляя данные, полученные в результате обследования школьников с третьего по восьмой классы, с результатами исследований Л.И. Божович и Н.И. Крылова [5], также посвященных изучению отношения к будущему у детей различных возрастов, Н.Н. Толстых обнаружила интересный факт, касающийся границ подросткового возраста. В начале 80-х, отмечает Н.Н. Толстых, происходит изменение в отношении к будущему на рубеже шестого и восьмого классов, что примерно соответствует возрасту 13 лет. Такое расхождение результатов можно объяснить изменением в социальной ситуации развития поколений [39]. "Некоторая универсальность задач развития в подростковом возрасте позволяет выявить типичные особенности становления личности подростка, однако условия, в которых каждое новое поколение вынуждено решать эти задачи, существенно различаются. Это касается общественных целей и ценностей, социально-педагогических условий обучения и воспитания, культурной и национальной основы, экономической ситуации в стране и регионе" [39].

В исследованиях Л.И. Божович [5], которые проводились в середине 50х годов, переломный момент в представлении о будущем наблюдался у учащихся восьмого и девятого классов, т.е. в 14 - 16 лет. Десятилетие спустя исследования Н.И. Крылова показали, что выбор будущей профессии становится актуальным для юношей и девушек только в 16 - 17 лет.

Еще одним аргументом, объясняющим некоторые расхождения относительно ключевых аспектов подросткового и юношеского возраста, является то, что подростковый возраст в культуре возник совсем недавно, и еще не нашел в современности способов своего развития подобно более древним возрастам. "Сегодня нет еще в культуре ведущей деятельности подростничества, не определена социальная ситуация развития подростка - социум предъявляет к нему те же требования, что и к младшему школьнику, благодаря чему подростковый кризис не находит своего разрешения" [19].

Арестова О. считает, что одним из психологических последствий социальных кризисов является нарушение (или даже деструкция) временной перспективы личности, крушение жизненных планов и временная дезориентация субъекта [3]. Специальное исследование в отношении временной перспективы личности показало, что это состояние вызывает нарушение связанности или согласованности прошлого, настоящего, будущего и отсутствие будущей доминанты. Отмечается, что чувство деперсонализации и нереальности связано с неспособностью видеть себя в будущем. Сходная структура временной перспективы отмечается и у подростков 14 - 16 лет, у которых временной фокус смещается на настоящее. Такие дети живут сегодняшним днем, они не видят связи прошлого, настоящего и будущего. Временная перспектива представлена разрывной.

Сформированность представлений о своём будущем и отношение к жизни, выраженное в оптимистической или пессимистической оценке своих жизненных перспектив можно отнести таким характеристикам, которые во многом определяют активность и "жизненный тонус человека" (или другими словами - мотивирующую силу). Можно с уверенностью говорить о том, что позитивное отношение к жизни, надежды на реализацию жизненных планов, уверенность в своём будущем являются, в этом смысле, мощными психологическими факторами [7]. И образ будущего во многом зависит от эмоциональной окрашенности - является ли оно для человека эмоционально привлекательным или эмоционально отталкивающим. Поэтому эмоциональное отношение к будущему является одной из важнейших характеристик будущего [12].

При описании возраста очень интересной, на наш взгляд, является теория Д.Б. Эльконина, в которой период от 11 до 17 лет относится к "подростничеству" и делится на две фазы:

1.11 - 15 лет (средний школьный возраст). Ведущая деятельность - общение в системе общественно полезной деятельности (например, в общественных организациях, спортивных и художественных секциях и т.д.). Внутри этой деятельности подростки овладевают способностью строить общение в зависимости от различных задач, способностью ориентироваться в личностных особенностях и качествах других людей, способность сознательно подчиняться нормам, принятым в коллективе [44].

Также и в школе, главным для подростка остается общение [44]. Дети общаются, их отношения строятся на кодексе товарищества, полного доверия и стремления к абсолютному взаимопониманию. Центр жизни переносится из учебной деятельности, хотя она остается преобладающей, в деятельность общения. Главное происходит на переменках. Туда выплескивается все самое сокровенное сверхсрочное, неотложное. Личностные качества начинают цениться больше, чем учебные достижения. Происходит усвоение моральных норм, осваивается система моральных ценностей. Здесь идет мыслимое и воображаемое проигрывание всех самых сложных сторон будущей жизни. Эта возможность совместно - в мысли, в мечте - проработать, проиграть свои устремления, желания, что оказывает большое влияние на развитие внутренней жизни. И это единственная деятельность, в которой будущая жизнь может быть мысленно "продействована". Общение подростков является своеобразной формой воспроизведения взаимоотношений, существующих в обществе взрослых людей, ориентации в нормах этих отношений и их освоения.

2.15 - 17 лет (старший школьный возраст). Ведущей становится учебно-профессиональная деятельность. У старшеклассников формируются определенные познавательные и профессиональные интересы, элементы исследовательских умений, способность строить жизненные планы и выбирать нравственные идеалы, самосознание.

Л.И. Божович характеризует период взросления двумя фазами [4]:

1.12 - 15 лет - первая фаза подросткового возраста - в течение этого периода ломаются и перестраиваются все прежние отношения ребенка к миру и самому себе.

2.15 - 17 лет - вторая фаза подросткового возраста (ранняя юность) - в этот период развиваются процессы самопознания и самоопределения, приводящие, в конечном счете, к той жизненной позиции, с которой школьник начинает самостоятельную жизнь.

В этот период происходит определение старшеклассником своего места в жизни и внутренней позиции, формирование мировоззрения, которое влияет на познавательную деятельность, самосознание и моральное сознание. Задача выбора будущей профессии принципиально не может быть успешно решена вне решения более широкой задачи личностного самоопределения, включающей построение целостного замысла жизни, самопроектирование себя в будущее. Устремленность в будущее в старшем школьном возрасте конкретизируется в таких понятиях как "жизненная перспектива", "мотивация к самореализации" и др.

Л.И. Божович как аффективный центр старшего школьника выделяет:

обращенность в будущее (старшеклассник смотрит на настоящее с позиции будущего).

построение жизненных планов.

В переходный период происходят преобразования в самых различных сферах психики. Кардинальные изменения касаются мотивации [5]. В содержании мотивов на первый план выступают мотивы, которые связаны с формирующимся мировоззрением, с планами будущей жизни. Структура мотивов характеризуется иерархической системой, "наличием определенной системы соподчиненных различных мотивационных тенденций на основе ведущих общественно значимых и ставших ценными для личности мотивов". Что касается механизма действия мотивов, то они действуют теперь не непосредственно, возникают "на основе сознательно поставленной цели и сознательно принятого намерения". Именно в мотивационной сфере, как считала Л.И. Божович, находится главное новообразование переходного возраста.

И Л.И. Божович, и Д.Б. Эльконин рассматривают этот период как кризисный: "Кризис подросткового возраста связан с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростка способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую именно ей присущими качествами" [4, 44].

Кроме того, Л.И. Божович уделяет особое внимание мечте. Она считает, что в мечтах подростков всегда имеет место то или иное "моделирование" своего будущего и себя в этом будущем, или, как говорят зарубежные психологи, воображаемое проигрывание будущих ролей [5]. Т.о., мы считаем, что образ будущего, с одной стороны - некая абстрактная, идеальная картина подростка о том, как он будет жить дальше и представление тех ролей, которые будет выполнять. Также он определяется не только мечтами, но и действительным положением подростка (его реальными возможностями).

Жизненная перспектива представляет собой важный личностный конструкт, отражающий временной аспект жизни человека и имеющий многомерную структуру, включающую определенное содержание и ряд динамических параметров: протяженность, направленность, когерентность (согласованность), эмоциональный фон и другие.

Основываясь на положениях Л. C. Выготского и Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдов считал, что у подростков пробуждается стремление участвовать в любой общественно - значимой работе, появляется рефлексия на собственное поведение, умение оценивать возможности своего "Я", то есть практическое сознание [16]. У старшеклассников (14 - 16 лет), по Давыдову, развивается потребность в труде, профессиональные интересы, формируются элементы исследовательских умений, появляется способность строить свои жизненные планы, нравственные и гражданские качества личности и основы мировоззрения. Центральным новообразованием в юношеском возрасте, по его мнению, является осознание своего места в будущем, своей "жизненной перспективы" [16].

Значимость проблемы смысла жизни, субъективно переживаемая высокая осмысленность собственной жизни и творческий характер самореализации являются устойчивой характеристикой юношеского возраста.

Становление субъективности в юношеском возрасте связано со "становлением подлинного авторства в определении и реализации своего собственного способа жизни" [36]. В культуре предполагается, что юноши являются проектировщиками и конструкторами образа своей будущей деятельности и способов достижения этого образа.

Большой акцент на активной преобразовательной позиции вступающего в жизнь молодого человека делал К. Маркс. Конечным продуктом труда, по их мнению, должен выступать, прежде всего, сам человек в его общественных отношениях [26].

Э. Шпрангер одним из главных новообразований старшего школьного - юношеского возраста также выделяет появление жизненного плана, установки на сознательное построение собственной жизни. Он уточняет, что в этом возрасте происходит постепенное врастание в различные сферы жизни. Процесс этот идет изнутри вовне: от открытия "Я" к практическому включению в различные виды жизненной деятельности: через открытие "Я", развитие рефлексии, осознание собственной индивидуальности и ее свойств [42].

П.А. Сергоманов считает, что жизненная перспектива складывается под влиянием области успешности [37]. Он предполагает, что юношеский возраст в отношении строительства образов (как собственной образованности и социальной идентичности) разбит как минимум на два такта. Первый - 3-4 года посвящен "работе" над дифференцированием и сопряжением этих образов в целостное представление о будущем, о плане собственной жизни. Этот такт характеризуется "идеальными пробами", пробами образов будущего без их самостоятельной реализации в собственной жизни. Можно было бы сказать, что на данном этапе юноша больше разговаривает, чем делает, его больше заботит идеальное, чем реальное, его беспокоят возможности и средства работы с этим идеальным. Второй такт - 2-3 года посвящен практическим пробам реализации сложившегося образа будущего, его "критике реальностью". Проектирование, планирование, программирование юноша "употребляет" не для производства, а эгоцентрически, для самостроительства. Говоря о планировании, как о возможной ведущей деятельности начала юношеского - старшего школьного возраста, имеются в виду средства для построения самоорганизации. Юноша не планирует, он включен в планирование для обнаружения целей, средств и границ работы с собственными перспективами.

Многие авторы указывают на тесную связь между временной перспективой и мотивацией к самореализации.

Так, например, О. Захарова считает, что временная перспектива будущего, являющаяся ментальной проекцией мотивационной сферы человека и феноменально представляющая собой в разной мере осознанные надежды, планы, проекты, стремления, опасения, притязания, связанные с более или менее отдалённым будущим, формируется на протяжении всего детства и, главным образом, стихийно: через интериоризацию ценностных установок родителей, их ожиданий в отношении данного ребёнка, через усвоение общекультурных, социальных норм, наконец, через развитие мотивации [20].

М.Р. Гинзбург установил, что настоящее для юношества имеет неоднородный характер: оно по преимуществу представляет собой достаточно развитое смысловое будущее (ценностно-смысловое проецирование себя в будущем), тогда как временное будущее (собственно планирование своего будущего) развито недостаточно [12].

Драгунова Т.В. указывает на то, что функция временного будущего заключается в обеспечении временной перспективы. Временная перспектива представляет собой видение своего будущего во времени, или собственно планирование. Позитивное отношение к планированию и составление планов определенным образом упорядочивают будущее, которое может быть представлено как последовательность достижения ряда целей. В результате же негативного отношения к планированию и отсутствия планов будущее предстает как фактически непрогнозируемое. Обычно лишь в подростковом возрасте человек начинает строить свою перспективу будущего сам, формулирует для себя собственные планы, намерения, задумывается над тем, кем и каким ему хотелось бы стать в будущем [17].

Швейцарский психолог Ж. Пиаже [35] характеризует переходный возраст (12 - 15 лет) развитием способности абстрагировать мыслительные операции от объектов, над которыми эти операции производятся. К этому периоду осуществляется последняя фундаментальная децентрация - ребенок освобождается от конкретной привязанности к данным в поле восприятия объектам и начинает рассматривать мир с точки зрения того, как его можно изменить. В этом возрасте, когда согласно Ж. Пиаже, окончательно формируется личность, строится программа жизни [35].

Л.С. Выготский, как и Ж. Пиаже, особое внимание обращал на развитие мышления в подростковом возрасте. Главное в развитии мышления - овладение подростком процессом образования понятий, который ведет к высшей форме интеллектуальной деятельности, новым способам поведения. По словам Л.С. Выготского, функция образования понятий лежит в основе всех интеллектуальных изменений в этом возрасте, в том числе, и в изменениях, которые происходят в развитии воображения. Под влиянием абстрактного мышления воображение "уходит в сферу фантазии" [10]. По данным исследований Бернштейна (1980г.), развитие в этом возрасте когнитивной способности - абстрагирования основывает способность старших подростков реконструировать личностные качества [3].

Л.С. Выготский отмечал также еще два новообразования возраста - это развитие рефлексии и на ее основе - самосознания (социальное знание, перенесенное внутрь). СО-знание означает совместное знание. Это знание в системе отношений. А самосознание - это общественное знание, перенесенное во внутренний план мышления [10].

Несмотря на то, что в этом возрасте начинает развиваться самосознание, нельзя говорить о его сформированности. Образ "Я" в этом возрасте еще не определен, диффузен, расплывчат, неустойчив. Такой же будет и мотивация к самореализации, и содержание временной перспективы.

В юности открытие себя как неповторимой индивидуальности неразрывно связано с открытием социального мира. Актуальными становятся элементы социально-нравственного или личностного самоопределения. Психологи именно самоопределение рассматривают как основное новообразование, итожащее раннюю юность. И.В. Дубровина, указывая на то, что самоопределение жизненное и личностное продолжается и в последующих возрастах, выделяет главное новообразование ранней юности - готовность к личностному и жизненному самоопределению [18].

Психологические исследования показали, что в старшем подростковом возрасте происходит изменение временной перспективы, "для юноши главным измерением становится будущее". "Подросток пытается предвосхитить свое будущее, не задумываясь о средствах его достижения. Его образы будущего отличаются тем, что они ориентированы на результат, а не на процесс развития: подросток может живо, в деталях, представить свое будущее общественное положение, не задумываясь над тем, что для этого нужно сделать. Отсюда и характерная завышенность уровня притязаний, потребность видеть себя непременно выдающимся, великим" [15].

Одним из центральных новообразований этого возраста является возникновение представления о себе не как "о ребенке". Подросток начинает чувствовать себя взрослым, стремится быть и считаться взрослым, он отвергает свою принадлежность к детям, но у него еще нет ощущения подлинной, полноценной взрослости, зато есть огромная потребность в признании его взрослости окружающими [14].

Представления о центральном новообразовании в культурно-исторической концепции можно соотнести с представлениями Э. Эриксона об идентичности [45].

Понятие идентичности обозначает "усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильности владения личностью собственного "Я" независимо от его изменений и ситуаций, способность личности к полноценному решению задач". Идентичность является показателем зрелой личности, истоки которой скрыты в предшествующих стадиях онтогенеза. Основа схемы развития по Э. Эрискону - "эпигенетический принцип", который состоит в развитии организма как процессе, осуществляемом путем последовательных новообразований. Э. Эриксон включает взросление в биологический контекст, тем самым уходит от проблемы биологического и социального. Им было выделено 8 фаз развития идентичности. Переход на каждую последующую стадию протекает в форме "нормативного кризиса" и при условии разрешения основного противоречия, свойственного предыдущей фазе.

Пятая стадия, по Э. Эриксону (15-20 лет), юность, является ключевой для приобретения идентичности. При удачном протекании кризиса подросткового возраста у юношей и у девушек формируется чувство идентичности, при неблагоприятном - спутанная идентичность, сопряженная с сомнениями относительно себя, своего места в группе, в обществе, с неясностью жизненной перспективы, особенно, если подросток имеет какие-либо проблемы с ближайшим окружением (семьей). Некоторые подростки выбирают такие формы поведения, которые помогают снизить чувство тревоги, порожденное неопределенной или незавершенной идентичностью. Юноша может заменить истинное самоопределение временной идентичностью (например, став членом какого-либо клуба, организации). Другие пытаются временно усилить свою идентичность (акты вандализма, спортивные соревнования или конкурсы). Распространенной уловкой является создание бессодержательной идентичности, которая проявляется в различных чудачествах.

В своих работах Э. Эриксон как одного из наиболее важных новообразований подчёркивал значение временной перспективы подросткового возраста [45]. Он утверждал, что формирующаяся в подростковом возрасте идентичность интегрирует все предшествовавшие детские идентификации. Применительно к подростковому возрасту последовательность предшествовавших детских идентификаций представляет собой психологическое прошлое. Собственно формирующаяся идентичность охватывает психологическое настоящее (включающее в себя психологическое прошлое в снятом виде) и психологическое будущее [45].

Новообразованием возраста, по Э. Эриксону, будет эго-идентичность: построение целостного образа "Я", соотнесение его с представлениями значимых других, согласование этих образов. В противном случае возникает кризис идентичности или ролевое смешение, который характеризуется ролевой и личностной неопределенностью, расплывчатым "Я" и приводит к неспособности выбрать профессию или продолжить образование. "Кризис идентичности состоит из серии: выборов в различных сферах, идентификаций и самоопределений" [45].

Помимо всего сказанного выше, некоторые исследователи период 14 - 16 лет рассматривают как переходный между подростковым и юношеским возрастом [9, 18, 22, 33]. В этом возрасте решается вопрос о дальнейшей жизни: продолжить ли обучение в школе или пойти в училище, а может быть и работать? При этом подросток должен разобраться в собственных способностях и склонностях, иметь представление о будущей профессии и о конкретных способах достижения профессионального мастерства в избранной области деятельности.

Это крайне сложная задача. Еще более она усложняется в наше время, когда рушатся выработанные предыдущими поколениями стереотипы, представления о значимости образования и престижности той или иной профессии. "Далеко не все старшие подростки к концу 9-го класса могут выбрать профессию и связанный с ней дальнейший путь обучения. Многие из них тревожны, эмоционально напряжены и боятся любого выбора" [8].

Сложность современной социальной ситуации девятиклассников состоит в высокой степени неопределенности жизни, неясности перспектив развития общества. Также необходимо учитывать специфику психического развития девятиклассников, уровень которых отличается степенью зрелости от тех же одиннадцатиклассников. Такие условия ограничивают способность видеть перспективу своей будущей жизни, школьники с большой тревогой смотрят в завтрашний день. Многие подростки, ограждая себя от неудач, специально отказываются от планирования и проектирования событий собственной жизни.

"Периодом возникновения сознательного "я"", - пишет И.С. Кон, - "как бы постепенно не формировались его отдельные компоненты, издавна считается подростковый и юношеский возраст" [21]. Развитие самосознания - центральный психический процесс переходного возраста. Практически все отечественные психологи называют этот возраст "критическим периодом формирования сознания" [5,9,14,22].

Специфические моменты самосознания, формирование Я - концепции, включающей образ "Я - профессионала", зависит от степени согласованности идеального и реального "образа - Я" и идеального и реального образа профессии. Соотношение "Я - реального" и "Я - идеального" определяет требование человека к себе. Потребность в удовлетворении собственного "Я" (самоуважении, собственной значимости и компетентности) должна реализоваться в самоутверждении и в самовыражении человека, в его стремлении проявить себя. Не только познание, но и осуществление себя формирует самосознание человека, его "внутреннее Я", его мотивацию. Осуществление себя в профессии включает формирование образа профессии, особенно на этапе выбора сферы профессиональной деятельности [21].

Развитие самосознания в подростковом и раннем юношеском возрасте настолько ярко и наглядно, что его характеристика и оценка значения для формирования личности в эти периоды практически едина у исследователей разных школ и направлений. Авторы достаточно единодушны в описании того, как протекает процесс развития самосознания в этот период. Примерно в 11 лет у подростка возникает интерес к собственному внутреннему миру, затем отмечается постепенное усложнение и углубление самопознания, одновременно происходит усиление его дифференцированности и обобщенности, что приводит в раннем юношеском возрасте (14 - 16 лет) к становлению относительно устойчивого представления о самом себе, Я-концепции.

Противоречивость положения подростка и юноши, изменение структуры его социальных ролей и уровня притязаний - эти факторы актуализируют вопрос: "Кто Я?".

Постановка этого вопроса - закономерный результат всего предшествующего развития психики. Рост самостоятельности означает не что иное, как переход от системы внешнего управления к самоуправлению, т.е. к самосознанию.

Итак, в целом мы описали основные особенности подросткового возраста. Подводя итоги первого параграфа, можно сказать следующее: как основное новообразование, итожащее раннюю юность (14-16 лет), авторы выделяют определение подростком своей жизненной и личностной позиции (планы, профессия…). Или иными словами, И.В. Дубровина выделяет главное новообразование ранней юности - готовность к личностному и жизненному самоопределению [18].

Психологические исследования показали, что в старшем подростковом возрасте происходит изменение временной перспективы, "для юноши главным измерением становится будущее". "Подросток пытается предвосхитить свое будущее, не задумываясь о средствах его достижения. Его образы будущего отличаются тем, что они ориентированы на результат, а не на процесс развития: подросток может живо, в деталях, представить свое будущее общественное положение, не задумываясь над тем, что для этого нужно сделать. Отсюда и характерная завышенность уровня притязаний, потребность видеть себя непременно выдающимся, великим", особенность мотивации к самореализации [14].

Делись добром ;)