Становление акцентуаций характера в зависимости от соотношения анаболических и катаболических гормонов

дипломная работа

1.1.Основные подходы к изучению акцентуаций характера как индивидуально- типологических особенностей личности в психологической науке

Формирование и развитие акцентуаций черт характера в онтогенезе обусловлено рядом факторов, анализ которых будет способствовать определению сущности данной психологической категории.

Б.В.Белов (1997), Э.Кречмер (1982) и др. к психофизиологическим факторам, детерминирующим развитие акцентуаций, относят темперамент, опираясь на половозрастные врожденные свойства, рассмотренные с позиций учения о высшей нервной деятельности И.П.Павлова.

С.Л.Рубинштейн отмечал, что психические свойства темперамента тесно связаны с телесными свойствами организма как врожденными особенностями строения нервной системы (нейроконструкции), так и функциональными особенностями (мышечного, сосудистого) тонуса органической жизнедеятельности; при всем значении врожденных особенностей организма - его нервной системы, для темперамента они лишь исходный момент его развития, неотрывного от развития личности в целом. Темперамент есть динамический аспект личности, характеризующий динамику ее психической деятельности (Рубинштейн С.Л., 1979).

Социальным фактором, обусловливающим развитие акцентуаций характера является семья, т.к. в ней закладываются основы характера личности и реализуется ее темперамент. Семейное воспитание определяет и гармонию, и формирование аномальной личности в ее становлении. А.Е.Личко (1983) в качестве одного из факторов, влияющих на становление того или иного типа акцентуации характера, рассматривает особенности воспитания. Основным параметром семьи является ее цельность. Явление «неполного дома» (распад семьи в период детства и отрочества) особенно пагубно сказываются на формирующейся индивидуальности.

Р.С.Немов (2001) к факторам, детерминирующим развитие акцентуаций, относит характер.

Внешней ориентацией характера является среда. С.Г.Шуман считает, что идущие из внешней среды раздражители стимулируют потребности людей и вызывают определенное поведение. Протест против помех, преград, мешающих удовлетворению актуальных потребностей, выражается в виде упрямства, неподчинения, грубости. Все это характеризуется как отклоняющееся поведение, которое проявляется и развивается в результате непонимания истинных причин этого и применения несправедливых мер наказания (Шуман С.Г.,1989).

В настоящее время существует два подхода к пониманию характера. В русле первого подхода под характером понимается совокупность фиксированных устойчивых способов действий (А.Г.Асмолов 1984, Б.С.Братусь 1988, Д.А.Леонтьев 1997 и др.), в рамках второго - характер рассматривается как практическое выражение направленности личности (С.Л.Рубинштейн 1973, В.Н.Мясищев 1957, Л.Г.Ковалев 1957 и др.).

Характер в общей структуре личности занимает центральное место, объединяет все другие свойства и особенности поведения. Эмоциональная жизнь человека находится под прямым влиянием характера. В первую очередь, характер определяет индивидуальность и своеобразие личности и отличается от других черт личности своей устойчивостью и более ранним формированием. Однажды сформировавшись, он остается более или менее устойчивым, за исключением ситуаций тяжелых заболеваний, захватывающих мозг человека и происходящих с возрастом глубоких органических изменений в центральной нервной системе.

А.В.Петровский указывает на то, что характер - это совокупность устойчивых индивидуальных особенностей личности, складывающаяся и проявляющаяся в деятельности и общении, обуславливая типичные для индивида формы поведения (Петровский А.В.,1981).

Характер формируется под влиянием внешних и внутренних воздействий, некоторые его изменения могут происходить в период жизненных кризисов, которые также нельзя рассматривать как вполне нормальное явление. Характер человека связан с его интересами, потребностями и больше всего проявляется в том, что для человека значимо.

В.Н.Мясищев, в рамках общепсихологической теории отношений, указывает на переход отношений личности в устойчивые формы как на формирование характера (Мясищев В.Н.,1957).

На основании индивидуально-морфологических и социально-психологических исследований, Б.Г.Ананьев и его последователи пришли к выводу о том, что существует определенная объективная последовательность в процессе характерообразования. Изучение ранних форм поведения свидетельствует о наличии врожденных категорий: активность - пассивность, регулярность - нерегулярность, интенсивность - слабость реакций, контактность - замкнутость, способность к адаптации - инертность с первых недель жизни. Причем влияние среды на перечисленные виды поведения является минимальным, а соответствующие особенности поведения представляют собой генотип. Часто варианты формирующейся индивидуальности могут оставаться незамеченными, замаскированными в той среде, которая требует минимального приспособления. На формирование характера заметное влияние оказывает возраст. По мнению С.Л.Рубинштейна, некоторые черты характера формируются на определенных возрастных этапах: в раннем и дошкольном возрасте - доброта, отзывчивость, аккуратность, добросовестность и противоположные им, в младшем школьном возрасте формируются черты характера, а в ранней юности базовые нравственные мировоззренческие его основы (Рубинштейн С.Л.,1979).

В характере фиксируются и закрепляются, переходя в действия, мотивы поведения. Каждый действенный мотив поведения, приобретающий устойчивость - это будущая потенциальная черта характера в ее генезисе. В мотивах черты характера впервые выступают в виде тенденций, а затем действие переходит посредствам формирования надлежащих мотивов поведения в стереотип поведения.

С.Л.Рубинштейн, выдвигая гипотезу о происхождении характера, писал: «Узловой вопрос о том, как мотивы (побуждения), характеризующие не столько личность, сколько обстоятельства, в которых она оказалась по ходу жизни, превращаются в то устойчивое, что характеризует данную личность… Для того, чтобы мотив (побуждение) стал личностным свойством, он должен генерализоваться по отношению к ситуации, в которой он первоначально появился, распространившись на все ситуации, однородные с первой, в существенных по отношению к личности чертах… Каждое свойство характера всегда есть тенденция к совершению в определенных условиях определенных поступков» (Рубинштейн С.Л.,1979).

Характер - стабильная форма, которую часто исследуют на уровне личности (С.Л.Рубинштейн). Он проявляется в деятельности, в поведении и в них же формируется. Динамика формирования связана с возможностью возникновения в каждой новой ситуации нового способа поведения, который в последствии из отдельного поступка может превратиться в черту характера.

Человек, постоянно сталкивающийся с внутренними конфликтами, отличается нерешительностью, неустойчивостью поведения, неспособностью добиваться сознательно поставленных целей, т.е. отсутствием основополагающих черт, входящих в характеристику психологически зрелой личности.

Можно предположить, что существуют некоторые последовательно возникающие новообразования личности, определяющие этапы центральной линии ее онтогенетического развития. При изучении личности, психологи признают возникновение у нее «ядра», которое обозначается ими как «Я-система», «система - Я» или просто «Я». Эти термины обычно употребляются в качестве объяснительных при рассмотрении психической жизни человека и его поведения, однако психологическое содержание и строение этого «ядра» не раскрыто и не установлены закономерности его развития в онтогенезе.

Врожденные особенности организма являются задатками, которые обусловливают, но не предопределяют психические свойства человека. В зависимости от его жизнедеятельности, на основании одних и тех же задатков, могут вырабатываться, формироваться и проявляться различные свойства - способности и черты характера, к которым относят и акцентуацию.

Развернутые описания типологии и феноменологии личности представлены отечественными и зарубежными исследователями. Наиболее известные из них возникли в пограничной области, на стыке двух наук: психологии и психиатрии и принадлежат клиницистам К.Юнгу(1982), Э.Кречмеру (1982), У.Шелдону (1982), П.Б.Ганнушкину (1933), К.Леонгарду (1981), А.Е.Личко (1985) и д.р.

Первые работы этого направления содержали небольшое число типов. Так, К.Юнг выделил два основных типа характера: экстравертированный и интровертированный. Два типа: циклоидный и шизоидный описаны у Э.Кречмера. Со временем число типов увеличилось: в работах Б.Г.Ганнушкина определено порядка девяти типов, у Л.Леонгарда и А.Е.Личко - десять-одиннадцать типов.

Наиболее полное и яркое описание феноменологии и типологии собственно характера принадлежит отечественному психиатру П.Б.Ганнушкину в его учении о конституциональных психологических личностях. В своей работе «Постановка вопроса о границах душевного здоровья», он писал: «Со времени Клода Бернара можно считать установленным, что никакой коренной разницы между явлениями здоровья и болезни не существует, что, наоборот, существует необходимая связь между феноменами того или иного порядка, что в области патологии действуют те же законы и силы, что и в норме; между двумя формами существования человека - здоровьем и болезнью - разница только в том, что при последней нарушается гармония всех взаимоотношений между функциями организма, которые наблюдаются в норме» (Ганнушкин П.Б., 1982).

Учитывая тот факт, что психическая область, являясь несравненно более сложной по своей конструкции, чем сфера соматическая, автор отметил, что понятие «норма» в области психики является совершенно неустановленной и крайне неопределенной. Психопатиями он назвал такие аномалии характера, которые «определяют весь психический облик индивидуума», в течение жизни «не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям» и «мешают приспособляться к окружающей среде».

Эти три критерия были обозначены О.В.Кербиковым (1971), как тотальность и относительная стабильность психологических черт характера и их выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию. Отклонения характера от определенного среднего или нормального типа у таких личностей таковы, что от них страдают или они сами, или общество. П.Б.Ганнушкин подчеркивал, что динамику психопатий можно понимать широко и узко. В широком плане рассматриваются изменения склада личности в течение жизни под влиянием возрастных кризов. Такая динамика прослеживается и у психически полноценных людей, но психопатические личности обнаруживают эти критические периоды особенно бурно.

Вопрос о причинах ядерных психопатий очень сложен. П.Б.Ганнушкин впервые четко сформулировал клинические критерии, отграничивающие конституциональные психопатии: врожденность, а также генетическая обусловленность психопатологических свойств; тотальность (патологические особенности накладывают отпечаток на весь душевный склад личности); пограничность (психопатии находятся на грани между психозом, с одной стороны, и психическим здоровьем - с другой).

Введя в психиатрию новое понятие «типы реакций», он разделяет их по генезу на реакции конституциональные и ситуационные; по клинической картине - на реакции шизофренические, параноидные и др.

При психопатии нет признаков органического поражения мозга, о чем, в частности, говорит факт достаточно высокого развития интеллектуальных функций. В их происхождении главную роль приписывали до сих пор недостаточно выясненному биологическому процессу, который ранее назывался наследственным врождением или дегенерацией.

В учениях о психопатиях много нового внес отечественный психиатр О.В.Кербиков, его заслуга состоит в том, что он убедительно показал недостаточность сведения генеза психопатий только к конституционально-генетическому типу.

Психопатии могут быть не только «врожденными» (ядерными), но и «краевыми», сформировавшимися в результате патохарактерологического («анормального») развития личности. Последнее возникает под влиянием хронической психогенной травматизации, неправильного воспитания и других, неблагоприятных социально-психологических факторов. При этом возникший патопсихологический характерологический срыв нередко «отрывается» от первопричины и начинается патологическое «саморазвитие» характера (психогенный повод исчезает, а патологические изменения личности продолжают нарастать).

Проблема отграничения психопатий от крайних вариантов нормы возникла на заре учения о психопатиях. Так, В.М.Бехтерев (1886) упоминал о «переходных состояниях между психопатией и нормальным состоянием», уделяя внимание, что «психопатическое состояние может быть выражено в столь слабой степени, что при обычных условиях оно не проявляется». Следовательно, В.М.Бехтерев допускал наличие качественно иного личностно- характерологического состояния, которое нельзя было отнести ни к диапазону нормы, ни к диапазону психопатий. О.А.Ахвердова (1998) и И.В.Боев (1999) предполагают, что в конституционально- континуальном пространстве между акцентуациями и психопатиями существует промежуток, который представляет собой диапазон аномальной личностной изменчивости. Подобные ситуации описывал П.Б.Ганнушкин (1933), обозначая их как «латентные психопатии», Г.К.Ушаков (1973) как «крайние варианты нормального характера», О.В.Кербиков (1961) как «предпсихопатию».

Вероятностная возможность личностного дрейфа как в сторону акцентуаций, так и в сторону психопатии (схема №1) зависит от психобиологических основ личности - конституционально-типологической личностной изменчивости, от социально- экологических факторов, а также от духовно-психологических основ личности, подтверждая тем самым концепцию психобиосоциальной модели человека. Диалектический принцип детерминизма, провозглашенный С.Л.Рубинштейном, согласно которому внешние факторы всегда действуют через внутренние условия и наоборот, позволяет утверждать, что любая последующая стадия психического может сформироваться лишь в том случае, если ей предшествовало в качестве внутреннего исходного условия другое, менее сложное психическое явление (О.А.Ахвердова, И.В.Боев, Н.Н.Волоскова, 2000).

Современные концепции изучения акцентуаций возникли на основе теории П.Г.Ганнушкина о психопатических личностях. Согласно концепции акцентуированных личностей К.Леонгарда, нормы личности могут быть разделены на две группы: основную и дополнительную. Основных черт значительно меньше, но они являются стремлением личности, определяют ее развитие, адаптацию, психическое здоровье. При большей степени выраженности основных черт они накладывают отпечаток на личность, в целом придавая ей своеобразие, а при неблагоприятных социальных условиях могут способствовать ее разрушению. Личности, у которых основные черты имеют высокую степень выраженности, К.Леонгард называет акцентуированными. Акцентуированные личности не являются патологическими, это нечто промежуточное между декомпенсированной психопатией и характерологической нормой. Акцентуации отображают личностное своеобразие, преобладание тех или иных характерологических черт, которые развиваются и проявляются в зависимости от воспитания и условий жизни, о них можно говорить лишь тогда, когда какая - либо черта характера начинает приобретать чрезмерную выраженность, делая личность необычной. Важно отметить, что К.Леонгард не представил дифференциально-диагностических критериев между акцентуациями и психопатиями, В результате чего термин «акцентуация» заменил термин «психопатия».

Концепция «акцентуированных личностей» К.Леонгарда, в которой акцентуации определяются как «крайние варианты нормы», имеющие определенные личностные «заострения», получила дальнейшее развитие и конкретизацию в работах А.Е.Личко, указавшего на то, что при рассмотрении данной категории правильнее было бы говорить об акцентуациях характера, поскольку личность - понятие гораздо более сложное, чем характер, оно «включает интеллект, способности, наклонности, мировоззрение…». Между тем, западные психологи, говоря о «личности», часто имеют в виду ее характерологию, понимая характер не только как базис личности, но и как интегративное образование. В характере находят свое выражение система отношений личности, ее установки, ориентации и т.д.

А.Е.Личко разграничивает патологию и нормальный характер, основываясь на диагностических критериях психопатии П.Б.Ганнушкина - О.В.Кербикова. Характер можно считать патологическим, если он не подвергается изменениям на протяжении всей жизни; определяет весь психический склад личности и мешает приспособлению человека к жизни. При акцентуациях характера не может быть ни одного из этих признаков или, во всяком случае, не бывает никогда соответствия как при психопатиях, одновременно по трем признакам.

В добавлении к критериям П.Б.Ганнушкина и О.В.Кербикова, А.Е.Личко отмечает еще один признак, отличающий акцентуацию от психопатии. «При акцентуациях декомпенсации, острые аффективные и психопатические реакции, социальная дезадаптация возникает только при определенного рода психических травмах, лишь в некоторых трудных ситуациях, а именно тогда, когда они адресуются к «месту наименьшего сопротивления», к «слабому звену» данного типа характера. Иные трудности и потрясения, не развивающие этой «ахиллесовой пяты» не приводят к нарушениям и переносятся спокойно. При каждом типе акцентуаций имеются свойственные только ему, отличные от других типов «слабые места» (Личко А.Е., 1977).

Согласно теории автора, будучи крайними вариантами нормы, акцентуации характера сами по себе не могут быть клиническим диагнозом, а являются лишь почвой, предрасполагающим фактором для развития психогенных расстройств (острых аффективных и патохарактерологических реакций, психопатических развитий и т.п. состояний).

По мнению О.В.Кербикова (1971), акцентуация характера, в ее социальном и биологическом аспектах, представляет собой одну из важнейших проблем современной психологии, психиатрии и социологии. Большим достижением клинической психиатрии является четкое отграничение патохарактерологических развитий от неврозов и выяснение значения высших факторов в формировании акцентуаций черт характера. Биологический аспект исследования механизмов, лежащих в основе патохарактерологических расстройств, существенно отстает от их клинического изучения.

В зависимости от степени выраженности выделяют две степени акцентуаций характера: явную и скрытую (А.Е.Личко, 1977).

Под явной акцентуацией понимают степень крайнего варианта нормы. Она отличается наличием довольно постоянных черт определенного типа характера, который можно распознать при помощи тщательно собранного анамнеза, сведений от близких, непродолжительного наблюдения, особенно в среде сверстников и результатов обследования с помощью «ПДО». Однако выраженность черт определенного типа характера обычно не препятствует социальной адаптации. Значимое положение, как правило, соответствует возможностям и способностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов адресуются к «месту наименьшего сопротивления». При взрослении особенности характера могут настолько сгладиться, что явная акцентуация может перейти в скрытую.

Скрытая акцентуация - эта степень относится к обычным вариантам нормы. В обыденных привычных условиях черты какого-либо типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Черты этого типа могут ярко, порой неожиданно, проявляться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые опять же предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психогенные факторы иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить типа характера. Если же такие черты и обнаруживаются, то это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

Урбанизация, ускорение темпа жизни, информационные перегрузки приводят к обострению индивидуально-типологических особенностей личности. Распознавание типа акцентуаций позволяет корректировать, компенсировать реакции и восполнить недостающие качества за счет определенных навыков и умений, что способствует гармоничному развитию личности.

Акцентуации характера выступают специальным предметом исследования психолого-психиатрических наук. В основе экспериментальных исследований лежат классификации немецкого психиатра К.Леонгарда и отечественного психолога и психиатра А.Е.Личко. Сравнительно-сопоставительный анализ классификации акцентуированных личностей (по К.Леонгарду) и классификации акцентуаций характера (по А.Е.Личко) предоставлен А.А.Реаном (1991) (табл.1) и позволяет сделать следующие выводы.

Систематика А.Е.Личко основана на классификации К.Леонгарда, хотя и имеет ряд существенных отличий:

1. Специализируется на подростковом возрасте и все типы акцентуаций описываются такими, какими они предстают в этот возрастной период.

2. Охватывают психопатии и акцентуации.

3. Содержит описание смешанных типов (промежуточных и «амальгамных»). Промежуточные типы обусловлены эндогенными факторами и, возможно, особенностями развития в раннем детстве. Амальгамные типы формируются как напластование черт нового типа на амальгамное ядро прежнего.

Выделенные К.Леонгардом 12 типов акцентуированных личностей характеризуются следующим образом:

"right">Таблица 1.

Сравнительно-сопоставительный анализ классификации

акцентуированных личностей (по К.Леонгарду)

и классификации акцентуаций характера (по А.Е.Личко)

Тип акцентуаций

По К.Леонгарду

Составление типов по А.

Личко классификации К.

Леонгарда (по мнению А. Личко)

Анализ соответствия двух

классификаций (по А.Реа-

ну)

Демонстративный

Истероидный

Истероидный

Педантичный

Психастенический

Нет прямого соответствия.

Частично психастенический и сенситивный. Не основные элементы эпилептоидного.

Застревающий

-

Соответствия нет. Частично - эпилептоидный

Возбудимый

Эпилептоидный

Эпилептоидный (неполное соответствие)

Гипертимический

Гипертимный

Гипертимный

Дистимический

-

-

Циклотимический

Циклоидный

Циклоидный. Частично лабильный

Экзальтированный

Лабильный

Нет прямого соответствия. Частично лабильный

Эмотивный

Лабильный

Не прямое соответствие - лабильный и сенситивный

Тревожный

Сенситивный

Не прямое соответствие - сенситивный и психасте- нический

Из всего многообразия рассматриваемых в литературе психотипов, мы использовали 4 основных психотипа, к которым можно свести все многообразие существующих классификаций. Использование 4-х базисных психотипов было сделано, прежде всего, из соображения унификации математической обработки результатов психологических, патопсихологических, клинических обследований представителей конкретных психотипов.

Акцентуанты шизоидного типа. Акцентуанты шизоидного типа, или шизотимики по классификации Э.Кречмера. Шизотимики достаточно легко и долго могут переносить общество, которое не всегда их устраивает, но во имя идеологических, деловых, морально-этических интересов они будут это делать. Хотя с таким же успехом они могут неограниченно долго переносить ограниченный круг партнеров по общению или вообще их отсутствие. Основные психологические свойства, взаимосочетание которых составляет структуру шизотимической акцентуации - это эмоциональная уравновешенность, достигающая степени эмоциональной «прохладности», рациональность, прагматизм, преобладание рациональной стороны над эмоциональной. В процессе приобретения опыта социального общения шизотимики научаются достаточно быстро демонстрировать необходимую для окружающих привычную эмоциональную составляющую сопереживаний, понимая интеллектуально, осознавая, что окружающим важна именно эмоциональная часть сопереживаний. Однако они легко могут демонстрировать широкий круг эмоциональных реакций, в том числе и экспрессивных, если того требуют их личные интересы или необходимость проявить себя в более выгодном свете в том обществе, в котором они оказались. После длительного эмоционального общения шизотимики нуждаются в эмоциональном отдыхе, и они с радостью могут провести часы и дни в одиночестве или с очень с избирательным кругом лиц. То есть, с одной стороны, они легко обучаются общепринятым эмоциональным стереотипам поведения, но, с другой стороны, они нуждаются в периодах уединения во время которых могут привести в порядок свои мысли, определить тактику и стратегию своего жизненного пути.

Физические, моторные и пантомимические особенности поведения отличаются достаточной пластичностью и гармоничностью, хотя частенько случаются и некоторые антропометрические диспропорции, не нарушающие, однако, физической привлекательности шизотимиков.

Чаще всего они награждены от природы способностями к точным наукам, к абстрактному, интеллектуальному постижению мира, и на этом поприще достигают заметных успехов. Шизотимики от природы являются эстетами, независимо от привитой культуры, интеллекта и мировоззрения. Шизотимики всегда немного идеалисты. Быт его добротен, прочен, практичен, но без признаков излишеств, сибаритства. В их быту интеллектуальные и духовные ценности всегда стоят выше вещественных, материальных. И в человеческих отношениях для шизотимиков духовное, интеллектуальное родство выше материального, что не мешает им, тем не менее, создать добротный для себя и своих близких быт. Они обладают достаточно высоким жизненным тонусом и соответственно высокой работоспособностью, ответственностью, чувством долга. Природное чувство справедливости и надежности в товарищеских отношениях зачастую выдвигает шизотимиков в ряды лидеров. Интересен тот факт, что шизотимики стремятся быть справедливыми, сохранять честность в товарищеских и партнерских отношениях даже в ущерб своим собственным интересам. Часто ставят общественные интересы выше личных амбиций, сиюминутных желаний.

Шизотимики обладают конституциональным психобиологическим резервом, позволяющим поддерживать хороший уровень адаптации, компенсации и толерантности к внешним факторам.

Акцентуанты эпилептоидного типа. Эпилептоидный тип акцентуации характера или эпилептотимики по классификации Э.Кречмера. Внешне эпилептотимики отличаются гармоничным, крепким телосложением, равномерным развитием мышц, жировой прослойки, более соразмерными пропорциями конечностей и туловища с хорошо развитым плечевым поясом, шеей, достаточно крупными кистями рук и стопами ног. Бесстрастное выражение лица часто сменяется эмоциональной живостью, игрой мимических мышц, отражающей жизнелюбие и жизнерадостность. Но в любую секунду оно готово смениться на ровное бесстрастное выражение, если этого потребуют обстоятельства. Часто можно видеть элементы чувственности в лице - в крыльях носа, форме губ, глаз и т.д.

Кроме этого, эпилептотимики характеризуются высоким жизненным тонусом, высокой работоспособностью, выносливостью, низким уровнем утомляемости. В большинстве своем они целеустремленны, педантичны аккуратны, добросовестны и даже скрупулезны в выполнении заданий. Подобное сочетание качеств плюс хорошие природные способности к обучению, приобритению практических навыков на базе общей эрудиции позволяют им достаточно быстро продвигаться по служебной лестнице. В межличностном общении эпилептотимики достаточно гармоничны, они умеют быть эмоциональными, им свойственна насыщенность эмоциональных и инстинктивных переживаний. Они легко находят контакт с окружающими людьми, интуитивно чувствуя их психологические слабые и сильные стороны, что позволяет им завоевывать расположение сверстников и партнеров.

С другой стороны, если у акцентуантов складываются неприятельские отношения, то они по мере возможности не усугубляют их, но и не уступают, стремясь в последующем к доминированию. Если же в будущем ситуация с соперниками будет складываться в пользу эпилептотимика, то последний обязательно использует ее для того, чтобы «отдать долг прошлого», хотя специально строить планы мщения, создавать соответствующую ситуацию не будет. Другими словами, эпилептотимики не изводят себя бесплодными планами, фантазиями мести, они просто помнят, очень долго помнят про нанесенную обиду или оскорбление своего достоинства.

Эпилептотимиками управляет честолюбие и меркантилизм, которые они хорошо скрывают, а также чувство самости и сентиментальности. Чем выше интеллект и культура эпилептотимиков, тем легче им добиваться расположения вышестоящих и налаживать прочные отношения со сверстниками и нижестоящими по социальной лестнице. По увлечениям, интересам эпилептотимиков можно определить часто скрытый, преимущественно меркантильный смысл увлечений. В зависимости от уровня культуры, интеллекта меркантильные черты проявляются более выпукло или же зашториваются и искусно скрываются.

Честолюбие сочетается у них со склонностью незаметно, но прочно подчинять себе окружающих, привязывать их к себе сотнями незримых уз, от личного обаяния и привлекательности до психологического садизма. Они обладают потрясающим социальным чутьем на всякого рода коммерцию и бизнес. Очень рано и неплохо они постигают экономику, финансы, часто занимаясь самообразованием.

Эпилептотимики, как и шизотимики, от природы награждены способностями и к точным, и к гуманитарным наукам. Чем бы они не занимались, их работоспособность, усидчивость и добросовестность в сочетании с интеллектуальными способностями позволяют добиться многого. При этом у них всегда сохраняется трезвая самооценка, тактические и стратегические задачи они ставят себе реальные и неуклонно добиваются их реализации.

Сила в сочетании с инертностью и подвижностью нервных процессов позволяет им очень точно строить свое поведение для достижения цели. Поэтому практически любые социально-психологические трудности преодолимы для акцентуантов, их трудно застать в врасплох. Эпилептотимики достаточно легко находят выход из самых запутанных ситуаций, причем зачастую близкий к оптимальному из любой сложной социальной ситуации. Психотравмирующее влияние на них может оказать лишь ситуация, угрожающая честолюбивым планам, лишающая принадлежащих им материальных ценностей. Только в этом случае мы можем увидеть эмоциональную и инстинктивную «бурю», которую эпилептотимики, независимо от культуры и интеллекта, не смогут завуалировать. В большинстве случаев подобная «буря» будет достаточно кратковременна, и эпилептотимики сумеют в конечном итоге сдержать себя и контролировать свои мысли, высказывания и поведение.

Эпилептотимики также получают колоссальное наслаждение от всяческих интриг, инициаторами которых они сами являются, активно используя своих сверстников «втемную», о чем те и не подозревают.

Эпилептотимики любят и стремятся ощущать свое превосходство над окружающими людьми, получая от этого глубокое психологическое удовлетворение.

Сексуальная жизнь эпилептотимиков насыщена событиями, поскольку чувственность является характерной чертой их инстинктивной жизни. Они умеют и любят получать чувственное наслаждение и от драки, и от азартных игр, и конечно, от секса. Их сексуальная неутомимость, в чем-то даже половая неразборчивость в партнершах и легко развивающая чувственность делают эту сторону жизни для эпилептотимиков достаточно важной и содержательной.

Акцентуанты истероидного типа. Истеротимики, или скиртотимики. Физические характеристики истеротимиков отличаются определенным диапазоном: от астеничных личностей с тенденцией к нормостении до пикников с тенденцией также к нормостении. Пантомимика достаточно пластична, на лице отражается одновременно множество чувств и переживаний, выражении мимическая живость в ответ на любые внешние раздражители. Чем выше интеллект и культура, тем более утонченная и адекватная эмоциональная игра отражается на лице. Жизненный тонус истеротимиков характеризуется средним уровнем или даже выше среднего, в связи с чем и работоспособность аналогична тонусу. Представителям данного психотипа требуется чаще делать перерыв на работе, учебе, отдыхать или переключаться на другой вид деятельности, чтобы сохранить работоспособность на должном уровне. Истеротимики отличаются хорошей способностью к имитации, что позволяет им «схватывать на лету» все, что касается учебы, навыков, особенностей межчеловеческих отношений. И благодаря неплохой памяти складывается обманчивое впечатление, что обучение, приобретение навыков истеротимикам дается легко. На самом же деле они не всегда достаточно глубоко понимают и осознают внутренние связи предметов, явлений. Для них больше характерно поверхностное восприятие мира, но эмоциональное и яркое, а также искренняя иллюзорная убежденность, что они всегда смогут легко достичь привилегированного положения за счет своих способностей. Присущая им амбициозность поддерживает эту уверенность. В своих богатых фантазиях они всегда играют роль героев, часто перенося результаты фантазирования в реальную действительность. Благодаря живому темпераменту, Яркому образному восприятию и воображению Истеротимики часто на первых порах опережают своих сверстников в учебе, тренировках, работе, что создает иллюзию особых интеллектуальных способностей. В последующем они прекращают активно заниматься, и спустя время неожиданно обнаруживается, что их терпеливые сверстники, «тугодумы», с точки зрения истеротимиков, значительно продвинулись вперед, приобретая прочно усвоенные знания и навыки; чтобы их догнать, требуется время, а главное, опять же кропотливый труд, на что у истеротимиков не хватает ни времени, ни желания. Поэтому часто истеротимики оказываются худшими учениками, чем их менее привлекательные и внешне менее яркие сверстники. Истеротимикам трудно с этим смериться, их высокий уровень притязаний при недостаточности психобиологических резервов часто служит основой для недоразумений, конфликтов и обвинения окружающих в предвзятости. Именно таким образом истеротимики объясняют свою недостаточную работоспособность, отсутствие искреннего желания добиваться успехов кропотливым трудом, свое легкомыслие, недостаточную добросовестность, ответственность и чувство товарищества. В то же время, если истеротимики обладают хорошим интеллектом, хорошей культурой, то они способны к глубоким аналитическим и философским обобщениям, а живость ума и красочность воображения позволяют им создать достаточно адекватные представления о мире, человеческих взаимоотношениях.

Истеротимики обладают способностью к достаточно глубокому и точному интуитивному восприятию окружающих людей. Они могут дать полноценную оценку окружающим людям с первого взгляда. Другой вопрос о том, что для них затруднительно интеллектуальные потенции закрепить в соответствующем социально приемлемом стереотипе поведения и терпеливо следовать собственной оценке и прогнозу во взаимоотношениях с людьми. Чаще истеротимики пользуются своими способностями для того, чтобы произвести первое яркое впечатление, а дальше им становиться неинтересно и скучно ожидать позитивных плодов межличностного общения или реализации какого-либо дела. Истеротимики стремятся, и зачастую им это удается, «купаться» в лучах славы, создать о себе ореол таинственной и загадочной личности, обладающей уникальными, необычными способностями. В реальной жизни истеротимики больше стремятся казаться кем-либо, чем быть на самом деле личностью. Они словно живут в иллюзорном мире, в котором плохо учитываются конкретные ситуации. Из-за этого истеротимики производят впечатление несколько инфантильных, ювенильных личностей. Они постоянно нуждаются в той или иной степени опеке, социально-психологической защите от жесткого, сурового и не очень справедливого окружающего мира, с их точки зрения.

Акцентуанты циклоидного типа - циклотимики. «Названия шизотимический и циклотимический ничего общего не имеют с вопросом: «здоровый или больной?». Это общие биотипы, «которые заключают в себе огромную массу здоровых индивидуумов» (Э.Кречмер). Внешний вид циклотимиков больше напоминает пикников или нормостеников с тенденцией к пикническому телосложению. На лице мы часто видим адекватную эмоциональную игру и, что самое главное, чаще доброжелательную, отражающую общительность и жизнелюбие. Для циклотимиков характерны следующие взаимосочетания личностно-характерологических особенностей: принципиальность и жизнерадостность, честность и требовательность, строгость и чуткость, решительность и настойчивость, общительность и сдержанность.

Чаще всего у циклотимиков имеется свой континуум. Одни циклотимики веселые, шумные, больше любящие общество и болтливость, чем монотонный труд и работу вообще. Часто могут быть весьма впечатлительны, скромны и добросовестны, отличаясь мягким чувством юмора и доброжелательностью. Практически все циклотимики внешне симпатичные, обаятельные, правдивые и чрезмерно болтливые, но в то же время надежные и преданные друзья, соратники, коллеги. Чувство симпатии у окружающих появляется практически сразу, когда они видят приветливое и доброжелательное выражение лица, мягкие, добрые, лукавые глаза, душевность и добросердечность, которые источают циклотимики. Они характеризуются как врожденные рассказчики, которые самые обычные истории умудряются преподнести слушателям как чрезвычайно интересные и необычные, а главное, с чувством мягкого юмора, а не сарказма, и без издевки.

Многие из них отличаются целеустремленностью, подвижностью, живостью, которые сочетаются с отзывчивостью и аналитической оценкой происходящего вокруг. Такие циклотимики обладают очень высоким жизненным тонусом, большой работоспособностью, неутомимостью и всегда получают удовлетворение от сделанной работы, хотя идеализация окружающего мира, стремление к неким высшим абстрактным целям присутствует у них. Коммуникабельность и общительность в сочетании с природными способностями позволяют им легко продвигаться по социальной лестнице. Но циклотимики редко бывают максималистами и чаще довольствуются в социальной иерархии даже меньшим, чем - то, на что они способны в действительности. Их эмоциональная теплота, умение быть ненавязчивыми, тактичными, отсутствие эгоизма и тонкая наблюдательность, юмор легко позволяют им занять место лидера в любой среде. Однако они часто отказываются от этой роли, предпочитая быть «душой компании».

Умение избегать максимальных социальных притязаний, довольствоваться тем, что есть, сохраняя душевный покой, Дружелюбие и обходительность, позволяет им чаще, чем всем остальным акцентуантам, ощущать удовлетворение от жизни и наслаждаться ею во всех ее проявлениях.

Периодически у циклотимиков возникают эпизоды кратковременной флегматичности, вплоть до меланхолии, когда они становятся более вялыми, пассивными, их интересы ограничиваются, они меньше внимания уделяют себе, своей работе, своим близким. Подобное состояние длится день - два, редко несколько дней. Но оно запоминается циклотимиками своей необычностью и психологическим дискомфортом. Впоследствии они с тревогой вспоминают подобное состояние, опасаясь появления его вновь. В период подобных спадов настроения, некоторого упадка воли они бывают склонны употреблять спиртное, так как это их оживляет, возвращая прежний тонус, угасающую жизнерадостность.

В обычных условиях их можно Корее отнести к гурманам, чем к аскетам. Их более прельщает добрая и веселая компания, где не будет осужден пафос идеализма, где с удовлетворением выпьют немного вина, не настаивая на большем. Если же застолья превращаются в стереотип, то у циклотимиков в конечном итоге развивается психологическая и физическая зависимость от спиртного, достаточно быстро наблюдается ослабление волевых побуждений, а флегматичность и меланхоличность больше зависят от неупотребления спиртного. При развитии подобных состояний им становится чуждо стремление к повышению своего социального статуса, и уровень притязаний их заметно снижается. В этом случае циклотимики превращаются в беспечных любителей и прожигателей жизни. Легко усваивая новые знания, навыки, они редко реализуют их в обычной жизни.

Современные исследования в области акцентуаций подтверждают, что чистые типы акцентуаций характера встречаются редко, более распространены смешанные типы и типы с неявно выраженной акцентуацией. В младшем возрасте на появление акцентуаций влияет личностная направленность, в старшем - выбор профессии, во взрослом - субъект-субъектные отношения. Доказано, что акцентуации характера оказывают влияние на самооценку и самосознание, учебную и профессиональную деятельность.

Делись добром ;)