Условия преодоления агрессивного поведения у дошкольников

дипломная работа

1.2 Основные теоретические подходы к изучению агрессии

Впервые идея о катарсисе была высказана Аристотелем (382 - 322 н.э.), который считал, что созерцание постановки, заставляющей зрителей 12 сопереживать происходящему, косвенно может способствовать "очищению" чувств. Сам Аристотель не предлагал конкретно этот способ для разрядки агрессивности. Однако логическое продолжение его теории было предложено многими другими мыслителями [22, С. 37].

Так, Фрейд в психоаналитическом подходе полагал, что интенсивность агрессивного поведения может быть ослаблена либо посредством выражения эмоций, имеющих отношение к агрессии, либо путем наблюдения за агрессивными действиями других. Фрейд признавал реальность подобного "очищения", однако был весьма скептически настроен относительно его эффективности для предотвращения открытой агрессии. С его точки зрения, влияние катарсиса малоэффективно и недолговечно [29, С.78].

Так же как Фрейд и ортодоксальная психоаналитическая теория, Лоренц утверждал, что можно изменить вектор агрессивного драйва, направив его на другую, неагрессивную деятельность и тем самым разрядить скопившуюся энергию. По мнению Лоренца, современное общество должно обеспечивать своих членов социально приемлемыми способами разрядки агрессивных сил, которые неизбежно (инстинктивно) накапливаются у людей. Иначе это грозит неконтролируемыми вспышками насилия.

Лоренц и ряд других ученых, согласных с его точной зрения, считают, что цивилизованные люди в наше время страдают от недостаточного высвобождения аккумулированных в них агрессивных тенденций [41, С. 83]. Обращая внимание на глубокую связь и объективную обусловленность социальных форм поведения человека, в частности, отдельных агрессивных проявлений индивидов и коллективных тенденций, эволюционно - биологическим наследием, запечатленным в его геноме, К. Лоренц пишет: "Более чем вероятно, что пагубная избыточная агрессивность, которая сегодня, как злое наследство, сидит в крови у нас, людей, является результатом внутривидового отбора, влиявшего на наших предков десятки тысяч лет на протяжении всего палеолита. Едва лишь люди продвинулись настолько, что будучи вооружены, одеты и социально организованы, смогли 13 в какой-то степени преодолеть внешние опасности - голод, холод, диких зверей, так, что эти опасности утратили роль селекционных факторов, как тотчас в игру вступил пагубный внутривидовой отбор. Отныне движущим фактором отбора стала война, которую вели соседние группы людей, а война должна была до крайности развить все так называемые воинские доблести. К сожалению, они еще и сегодня кажутся многим весьма заманчивым идеалом" [39, С. 153].

Теория Фрейда внутренне противоречива по той причине, что инстинкт смерти не соответствует представлению самого Фрейда об инстинктах. В теле нет специальной зоны, из которой он проистекает, как это наблюдается для либидо. К тому же медленное угасание жизни вовсе не тождественно разрушительности.

Таким образом, инстинкт смерти не имеет под собой биологической основы и не соответствует определению инстинкта вообще. Это привело к тому, что многие психоаналитики так и не приняли новую теорию, а некоторые трактовали ее по-своему, часто весьма свободно. Однако это была первая стройная теория, которая одновременно рассматривала влияние на человеческую агрессивность и внутренних подсознательных влечений в виде инстинкта смерти, и влияния социального окружения (культуры, воспитания, семейного окружения) посредством формирования "Сверх-Я".

Психодинамически ориентированные теоретики, а также ряд других авторов, полагают, что личность человека представляет собой резервуар накапливающейся энергии. Идеальным решением проблемы агрессии и насилия предполагается поиск способов "очищения" и "освобождения" от сдерживаемых агрессивных импульсов [29, С. 78].

Ортодоксальная психоаналитическая теория, использующая гидравлическую модель мотивации, утверждает, что люди в состоянии разрядить свои накопленные позывы к насилию различными способами (сублимировать агрессию): хирурги - работая ножом во время проведения операций, продавцы - настойчивыми попытками убедить несговорчивого клиента сделать покупку, альпинисты - восхождениями на горные вершины по еще никем не пройденным маршрутам и т.д. [35, С. 91]

И сегодня исследователи полагают, что люди могут уменьшить силу импульсов, задействовав их другими способами: в воображении, в реальной ситуации, в спортивных соревнованиях. Исследователи утверждают, что мы можем получать разрядку суммирующихся агрессивных побуждений в ходе борьбы с нашими соперниками в легитимных видах соперничества.

Так, известный психиатр В. Меннингер считал, что спортивные игры могут снимать накопившееся напряжение, создаваемое "инстинктивными" агрессивными импульсами. Причем подобная разрядка агрессии может быть достигнута, по мнению Меннингера, не только при занятиях активными видами спорта, но даже и в "сидячих интеллектуальных состязаниях", например, таких, как шахматы [4, С. 97].

Подобный взгляд на соперничество и его влияние на разрядку агрессивной энергии широко распространен в литературе. Однако проведенные исследования неоднократно показывали, что соперничество скорее продуцирует враждебность, нежели способствует установлению дружественных отношений. Более того, антагонизм и враждебность могут возникать, даже если соперничество вполне легитимно и реализуется без каких-либо нарушений установленных правил поведения со стороны участников состязаний. Принятое сегодня в психологии представление о катарсисе скорее сродни пониманию, изложенному Доллардом и его коллегами в теории "фрустрации и агрессии".

Согласно этим авторам, осуществление одного агрессивного акта - вне зависимости от того, что его породило, - снижает желание агрессора прибегать к другим формам насилия. Сегодня теория катарсиса исходит из того, что, когда рассерженный человек "выпускает пар" посредством энергичных, но не причиняющих кому-либо вреда действий, имеют место два эффекта:

1. снижается уровень напряжения или возбуждения;

2. уменьшается склонность прибегать к открытой агрессии против провоцирующих (и не провоцирующих) лиц.

В настоящее время собранные данные, относительно способности катарсиса предотвращать акты агрессии, достаточно противоречивы. В одних экспериментах эффект катарсиса наблюдался, но в других зарегистрирован не был. Исследователи до сих пор не могут предоставить простые и ясные объяснения противоречивости этих данных. Одно из возможных объяснений заключается в предположении о том, что катарсис может иметь место лишь при весьма специфических условиях. И именно поэтому его удалось зарегистрировать лишь в части проведенных экспериментов - лишь в части из них были созданы соответствующие условия.

Среди современных исследователей агрессивного поведения, продолжающих разрабатывать фрустрационно-агрессивную гипотезу, надо отметить Л. Берковица. Он ввёл новые промежуточные переменные, одна из которых относилась к побуждению, а другая - к направленности поведения, а именно, гнев - эмоциональное возбуждение в ответ на фрустрацию (как побудительный компонент) и пусковые раздражители (запускающие или вызывающие реакцию ключевые признаки) [45, С. 94]. Гнев возникает, когда достижение целей, на которые направлено действие субъекта, блокируется извне. Однако сам по себе он еще не ведет к поведению, определяемому побуждением данного типа. Чтобы это поведение осуществилось, необходимы адекватные ему пусковые раздражители, а адекватными они станут лишь в случае непосредственной или опосредованной (например, установленной с помощью размышления) связи с источником гнева, т.е. с причиной фрустрации.

Позднее Л. Берковиц расширил и видоизменил свою концепцию запускающего механизма. Пусковой раздражитель перестал являться необходимым условием перехода от гнева к агрессии. Далее допускается побуждение к агрессии раздражителями, связанными с подкрепляющим значением последствиями агрессивных действий, иными словами, в качестве дополнительной опоры своей концепции

Л. Берковиц привлекает парадигму инструментального обусловливания. Кроме того, предполагается, что появление релевантных агрессии ключевых раздражителей может повысить интенсивность агрессивного действия, например, замечаемое оружие в ситуации, воспринимаемой человеком как провокационная, так называемый эффект оружия. Представления об окружающем социальном мире и стереотипах взаимодействия формируются под воздействием информации, получаемой из различных источников. В качестве подобных источников могут выступать телевидение и другие средства массовой информации, которые оказывают бесспорное влияние на формирование различных социальных стереотипов восприятия.

Разрабатывая проблему формирования моделей агрессивного поведения под влиянием личного примера, Р. Бэрон и Д. Ричардсон выделили четыре вида влияний, которые может оказать наблюдение насильственного поведения на свидетеля. Это [49, С. 78]:

1. открытие новых граней агрессивного поведения, обучение вербальным и физическим реакциям, которые ранее отсутствовали в поведенческом репертуаре человека и посредством которых можно причинить вред окружающим. Такое обучение - обучение посредством наблюдения - хорошо известный феномен. Ему отводится главная роль при объяснении воздействия примеров насильственного поведения;

2. вследствие осознания того, что другие безнаказанно проявляют агрессию, возможен кардинальный пересмотр поставленных ранее ограничений на агрессивное поведение. Подобное снятие запретов может увеличить вероятность проявления агрессивных действий со стороны наблюдателя;

3. более того, постоянное наблюдение сцен насилия способствует постепенной утрате эмоциональной восприимчивости к агрессии и к признакам чужой боли.

В итоге формируется привычка наблюдателя к насилию и его последствиям и он перестает рассматривать его как особую форму поведения. Теперь его фактически нечего не удерживает от участия 17 в действиях подобного рода;

4. постоянное наблюдение агрессии может изменить индивидуальный образ реальности. Т.е. люди, часто наблюдающие насилие, склонны ожидать его и воспринимать окружающий мир как враждебно настроенный по отношению к ним. При этом обостряется ощущение угрозы внешнего мира и формируется тенденция к агрессивному отреагированию.

В ряде исследований получены данные, свидетельствующие о том, что у людей, наблюдающих сцены насилия, может активизироваться агрессия, если они считают, что видят людей, намеренно пытающихся ранить или убить друг друга. Исследования показывают, что уровень враждебности у болельщиков, наблюдавших за состязаниями в контактных видах спорта, повышался, если они приписывали участникам агрессивные намерения. Не придавая игре агрессивного смысла, зритель не придет к агрессивным мыслям (если он не слишком обеспокоен ходом игры) и, следовательно, не получит стимула к агрессии [29, С. 108].

Итак, в науке принято связывать проявление агрессии с повелением, направленным на самоутверждение и соперничество. Часто она наблюдается в ситуации "фрустрации", когда у животного или человека нет другого выхода [8, С. 197].

Агрессивность поведения повышается, когда не находит удовлетворения пищевая или половая мотивация [13, С. 15]. Часто животные становятся агрессивными, испытав страх, в ответ на болезненные ощущения. Агрессивность может стать реакцией на близость другого животного, на угрозу захвата территории.

Агрессия самоутверждения повышает способность человека к достижению целей, и потому она значительно снижает потребность в подавлении другого человека (в жестоком, садистском поведении) [13, С. 29]. Агрессия как самоутверждение отражается в таких качествах характера как решительность, неустрашимость, что является необходимым в полноценной личности.

Делись добром ;)