Выявление особенностей социально-психологической адаптации осужденных к условиям исправительного учреждения

дипломная работа

1.2 Осужденные и их адаптационный процесс в местах лишения свободы

Осужденным именуется обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор.

Осужденным по уголовно-исполнительному праву является лицо, в отношении которого приговор, вынесенный судом, вступил в законную силу и которому назначено наказание[30, с.27].

Попадая в уголовно-исправительное учреждение, почти каждый осужденный планирует для себя только освобождение. Но перед воспитателями исправительного учреждения стоит гораздо более сложная задача: планирование нового человека, умение видеть этого человека в каждом осужденном и с помощью мер воспитательного воздействия добиваться, чтобы осужденный тоже стремился к перестройке, переделке собственной личности.

В уголовно-исполнительном кодексе Республики Беларусь приняты правовые положения осужденных, заключающиеся в том, что государство гарантирует защиту прав, свобод и законных интересов осужденных, обеспечивает установленные законом условия применения наказания и иных мер уголовной ответственности в отношении осужденных, гарантии социальной справедливости, их социальную, правовую и иную защищенность. А также при исполнении наказания и иных мер уголовной ответственности осужденным гарантируются права и свободы граждан Республики Беларусь с ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Республики Беларусь в тюремных условиях осужденным нужно еще пройти период адаптации[30, с.164].

Прежде чем приспосабливать осужденного человека к местам лишения свободы, необходимо разрушить его преступный стереотип и заменить трудовым. Ведь под влиянием определенных условий жизни у каждого человека образуется устойчивая система реагирования на факторы окружающей среды, складывается динамический стереотип. У преступника вора, хулигана, грабителя и т. п. при длительном занятии преступной деятельностью также вырабатываются своеобразные привычки и навыки, и в этом случае порой можно говорить о динамическом преступном стереотипе. Человек привыкает к отсутствию постоянного жилья, перестает систематически трудиться и теряет трудовые навыки, зато приобретает преступные и впоследствии каждую ситуацию рассматривает только с одной точки зрения.

В исправительном учреждении преступный стереотип начинает постепенно «таять», поскольку не подкрепляется преступной практикой и мысленным повторением преступных операций. Этот положительный процесс идет тем быстрее, чем активнее осужденный включился в трудовую, учебную и общественную деятельность. Исправительно-трудовая психология исследует динамику адаптации личности осужденного, факторы, положительно влияющие на него и способствующие активной перестройке его личности: режим, труд, коллектив, воспитательное воздействие, а также факультативные факторы - семья, дружеские связи с лицами, находящимися на воле, учеба, увлечение самодеятельностью.

Существуют основные обязанности осужденных, предусмотренные уголовно-исполнительным кодексом Республики Беларусь, согласно статье 9 - осужденные к наказанию и иным мерам уголовной ответственности должны выполнять обязанности, установленные уголовно-исполнительным законодательством в отношении порядка и условий отбывания наказания и иных мер уголовной ответственности, законные требования органов и учреждений, исполняющих данные меры уголовно-правового воздействия (ст.№9 УИК РБ).

Среди преступников, признанных вменяемыми, значительное количество невротиков и психопатов. Для адаптации этих лиц наряду с обычными мерами необходима разработка медико-психологических методов воздействия.

В местах лишения свободы обращает на себя внимание еще один тип заключенных, его условно можно назвать демонстративным. Демонстративность выражается в постоянной ориентированности на внешнюю оценку и преследует одну цель - произвести благоприятное впечатление на слушателей.

Осужденные такого типа хорошо владеют стилями речи, умеют улавливать настроения и выражать их. Они неплохие актеры, чему способствует некоторая истеричность, которая нередко наблюдается у людей, выступающих на публике. Это не балагуры и не весельчаки, не те любимцы компаний, что напичканы забавными историями. Своим поведением они напоминают, скорее всего, двоечников в школе: дерзят, кривляются, ерничают - словом, не стесняются себя выставить на посмешище ради того, чтобы чем-то лишний раз досадить администрации. Такая роль ближе к шутовской, нежели к роли артиста и, тем более, обличителя пороков, борца за справедливость.

Осужденные этого типа пользуются популярностью среди товарищей, так как они не только развлекают их, но в шутовской, балаганной форме постоянно конфликтуют с администрацией, провоцируют ее на срывы, что доставляет удовольствие наблюдающим осужденным. В то же время, сами «виновники» зрелища больше страдают, нежели получают удовлетворение от своего положения. Подобно средневековым шутам они не имеют права на снисхождение: когда им удается ущемить администрацию, сообщество осужденных относится к ним поощряющее-снисходительно, когда они попадают впросак, то, согласно принятой на себя роли, должны и тут держаться с форсом, что опять же вызывает со стороны товарищей не больше, чем поощрительный смех. Неудивительно, что осужденные этого типа, несмотря на внешне одобрительное отношение к ним, плохо адаптированы. Акцентуация личностных свойств, с помощью которых они удерживают свое положение в сообществе, со временем становится патологической. Личность постепенно разрушается[14, с.26].

В неволе есть группы людей, которые относительно хорошо приспособились к ней. В первую очередь это осужденные, которых по типу личности можно отнести к пластичным. Основное свойство этого типа так называемый «женский» способ адаптации, что выражается в подчиняемости, сдержанности, конформности. Они неплохо контролируют свои эмоции, а также отличаются пластичностью, гибкостью, когда речь заходит о межличностных отношениях.

Создается впечатление, что для осужденных этого типа самое главное - быть включенным в такие отношения, где нет конфликтов, где не надо принимать самостоятельных решений. Осужденные этого типа представляют то самое «молчаливое большинство», которое имеется в любом обществе. Они без колебаний поддерживают администрацию, если ей удается контролировать ситуацию. Они не протестуют против власти неформальных лидеров только потому, что те представляют реальную силу. В то же время, они с удовольствием будут поддерживать администрацию, если ей удастся нейтрализовать неформальных лидеров и обезопасить осужденных этого типа от конфликтов внутри среды[14, с.56].

Наиболее удачно приспособлены к жизни в местах лишения свободы осужденные типа, который условно можно назвать скрытным. Основное личностное свойство этого типа - высокая интроверсия, то есть индивидуальность при ярко выраженной активности и эффективном контроле над собственным поведением. Осужденные этого типа воспитывались, как правило, в семьях, где в силу жизненных неудач родителей дети были лишены ласки, внимания, предоставлены сами себе. Будучи неглупыми, от природы и страдая от семейной неуверенности, отсутствия эмоционального тепла, они замыкались в себе и, одновременно, развивали наблюдательность. Для них характерны механизмы психологической защиты: они как бы отрывают и отбрасывают эмоциональную часть ситуации и сосредоточиваются на мыслительном компоненте. В результате тревожащие моменты нейтрализуются, что способствует продуманному, хладнокровному поведению. Второй способ психологической защиты тоже сформировался в детстве. Люди склонны обвинять в своих неудачах или внешние обстоятельства или других людей. Неудачники-родители часто сетовали на что-либо или кого-либо. Дети бессознательно усвоили то, что за их безрадостное детство должен нести ответственность кто-то другой, а не родители: ведь дети тоже бессознательно стараются оправдать своих родителей. Поэтому враждебность, настороженность и другие отрицательные свойства психики, приобретенные в детстве, переносятся на другие объекты, приписываются другим людям[14, с.69].

Осужденные этого типа относительно легко становятся неформальными лидерами. Скрытные, умные, настороженные - они агрессивны и расчетливы, стремятся обладать компрометирующей информацией о своем ближайшем окружении с тем, чтобы оно постоянно испытывало чувство вины и зависимость. Они также умело шантажируют не только заключенных, особенно тех, кто сотрудничает с администрацией, но и представителей администрации. Недаром при характеристике этого типа осужденных чаще всего употреблялись выражения «темная лошадка», «сами себе на уме», «с ними надо держать ухо востро» и т. п. Их качества совершенствуются в местах лишения свободы. В конечном итоге из них получается тип тирана, так хорошо знакомый по политической литературе[14, с.73].

Наблюдения показывают, что наиболее эффективна психологическая адаптация, когда человеку удается отгородить свой внутренний мир от внешнего мира неволи. Аналогичное наблюдение сделал ныне всемирно известный психолог Б. Бетельгейм, который в молодые годы пережил страшную трагедию - заключение в Освенциме. Попав туда, он понял, что долго не протянет, погибнет не столько от голода и физических мучений, сколько от разрушения личности. И тогда он принял важное решение, которое сохранило ему жизнь. Бетельгейм решил исследовать механизм подавления личности, используемый немцами, а также то в человеке, что противостояло ему и помогало выжить. Более того, он решил написать на основе наблюдений книгу. И он писал ее, сохраняя строки в памяти.

Б. Бетельгейм обнаружил, что администрация концлагеря стремилась, прежде всего, к тому, чтобы команда, даваемая для выполнения, не осмысливалась, не оценивалась и, следовательно, не критиковалась, а сразу же выливалась в действие. Чем быстрее удавалось добиться бездумного исполнения приказа, тем стремительнее разрушалась личность, человек уподоблялся автомату и погибал. Быстрее других гибли чиновники, привыкшие к исполнению приказов и в лагере пытавшиеся приспособиться за счет многолетней привычки. Много дольше держались аристократы, для которых внутренний мир с его представлением о чести, достоинстве, самоуважении был самоценностью, которая помогала существованию в бесчеловечном мире. Но еще устойчивее оказались глубоко верующие и, конечно же, священники.

Бетельгейм создал свой автономный внутренний мир. Он был в лагере и в то же время как бы вне его, оставаясь в роли исследователя, наблюдателя. Это помогло ему выжить. Осужденные не воспитаны подобно аристократам. Они не религиозны. Им помогает то, что они не чиновники. Но главное спасение они находят в другом - в создании своего собственного внутреннего мира, со своими представлениями о чести и долге, со своими лидерами. Они живут «другой», как говорят исследователи, жизнью, которую тщательно сохраняют и оберегают. Эта «другая» жизнь помогает сохранению личности, но она противодействует попыткам положительного воздействия на осужденных[10, с.84].

Таким образом, следует отметить, что самые суровые условия лишения свободы не смогли сломать личность, отличающуюся высоким творческим потенциалом.

В исправительных учреждениях важнейшие задачи социального работника и персонала должны состоять в том, чтобы: вместе с осужденным составить план обучения и работы на период лишения свободы. А также помочь осужденному преодолеть психологический кризис в связи с нахождением под арестом; помочь организовать свободное время и порекомендовать виды обучения; поддержать контакт между заключенными и их родственниками; помогать советом родственникам в решении проблем, связанных с его арестом и лишением свободы; помогать заключенному в регулировании правовых, финансовых и других вопросов подготовить заключенного к выходу на свободу, в том числе, насколько это, возможно, подыскать жилье и работу.

Юридическая психология разрабатывает также новые направления адаптации: участие в формировании личности заключенного психологов, психотерапевтов - особенно это относится к осужденным с психическими отклонениями: наркоманам, невротикам, алкоголикам, психопатам. Исследуются в этом процессе роль религиозных учреждений и исповеди, способствующей глубокому переформированию личности преступника[12, с.328].

В перевоспитании осужденных важным фактором является создание коллектива осужденных. В исправительном учреждении воздействие на личность всегда происходит через коллектив, и это воздействие бывает тем более полным, правильным и целенаправленным, чем скорее удается создать коллектив. В соответствии с этим деятельность воспитателя в значительной мере и направлена на организацию коллектива осужденных. Коллектив осужденных не представляет однообразную массу. Он состоит из отдельных ячеек -- индивидуальностей, личностей, которые в свою очередь образуют группы и другие категории. При создании групп должна учитываться интенсивность прошлой преступной деятельности, вид ее, отбывание наказания в прошлом, проявляющиеся отношения к мерам воздействия, труду, режиму и т. д.

Этот принцип должен соблюдаться применительно к различным группам осужденных, находящихся в колониях разного режима. Но и в колонии каждого типа продолжается процесс распределения осужденных на более мелкие группы, соответствующие индивидуальным особенностям личности. Здесь, как правило, учитываются личные симпатии и антипатии, конкретные связи и общие интересы по профессиональной деятельности, бригадные принципы. Существенную помощь в создании коллектива осужденных оказывает и сам режим исправительного учреждения, который формирует одинаковые привычки в действиях, навыках, поведении. И это в свою очередь способствует возникновению традиций, скрепляющих коллектив[15, с.173].

Значительный интерес в этом отношении представляет воспитательная деятельность А.С. Макаренко, который писал: «Я то и дело пересматривал их состав и раскладывал его на кучки, классифицируя с точки зрения социальной и человеческой ценности»[36, с.154].

Для того чтобы правильно воздействовать на коллектив заключенных, каждому воспитателю необходимо иметь ясное представление о его структуре, об удельном весе каждой входящей в него группировки и о месте личности в данном коллективе.

Главное место в этой структуре занимает актив. Это группа осужденных, которые твердо встали на путь исправления, принимают активное участие в трудовом процессе и общественной жизни, и что самое главное, активными действиями способствуют перевоспитанию других осужденных. Чем больше группа активистов, тем, естественно, легче вести воспитательную работу и тем, как правило, выше оценивается потенциал коллектива в целом.

Группа резерва -- это осужденные, которые твердо встали на путь исправления, принимают активное участие в трудовой деятельности, но по собственной инициативе не оказывают помощи в перевоспитании других лиц.

Группа пассива -- осужденные, колеблющиеся в выборе стратегии своего поведения. Поступки их в значительной степени зависят от создавшейся ситуации.

Последней является группа трудновоспитуемых, к которым относятся лица, не только не вставшие на путь исправления, но и уклоняющиеся от участия в трудовом процессе, стремящиеся активно противодействовать положительному воспитательному воздействию администрации и активной части осужденных. Эта группа в союзе с осужденными из группы пассива может разлагающе действовать на весь коллектив. Если нельзя положительно воздействовать на отдельных членов этой группы, целесообразно бывает прибегнуть к переводу их в другие, более сильные подразделения и коллективы[37, с.374].

Воспитатель и коллектив контактируют с осужденным не только прямо и непосредственно, но и через малую группу. И от того, на чьей стороне она находится, во многом зависит успех воздействия на конкретную личность. Малые группы возникают самостоятельно, независимо от администрации, как правило, стихийно. Практически в любом коллективе осужденных на любой стадии его развития имеются малые группы. В исправлении и перевоспитании осужденных они играют особую роль: в них создается тот «микроклимат», который оказывает нередко решающее влияние на поведение осужденных, со всей силой здесь действуют механизмы подражания, соперничества и самоутверждения. В малой группе воспитателю приходится иметь дело с групповой убежденностью, групповыми интересами, повседневными традициями.

Между воспитателем и осужденным, как и между коллективом и личностью осужденного, всегда стоит малая группа. Возникнув, она проходит свой путь развития, внутри группы создается определенная структура, выражающаяся в установлении иерархии отношений членов группы. Любой член каждой из этих групп выполняет обязанности в соответствии с отведенной ему ролью. В такой группе всегда имеется лидер, вожак, вторые, третьи и т. д. В малой группе с положительной направленностью обычно складываются товарищеские, дружеские отношения, проявляются взаимные симпатии. В процессе организации и становления отрицательно направленной малой группы часто возникает нездоровое соперничество, а порой и борьба между отдельными лидерами. Побеждает тот, кто сумеет подчинить себе остальных осужденных. Захватив лидерство, вожак перестает сам лично творить суд и расправу. Всю черную работу он поручает другим осужденным, оставляя за собой функцию организатора. Ни о какой истинной дружбе между членами отрицательно направленной малой группы не может быть и речи[44, с.421].

Таким образом, процесс создания коллектива осужденных сопровождается постоянным изучением каждого из членов, продолжением отбора и изменением этих групп, что благоприятно влияет на адаптационный процесс, на установление относительно нормальных отношений между осужденными.

Делись добром ;)